Тотальная декриминализация — и не только. Как Португалия победила наркотики - фото
НВ Премиум

Тотальная декриминализация — и не только. Как Португалия победила наркотики

28 декабря 2020, 20:20

Декриминализация и «мягкие» методы позволили властям Португалии практически полностью решить проблему наркотиков.

Злоупотребление наркотиками уже давно стало одной из самых распространенных проблем современного общества.

Но если раньше был лишь один способ бороться с ними — тотальный запрет, то современный мир дарит человечеству намного больше возможностей.

Видео дня

Одной из самых успешных (если не самой успешной) стран, которая не просто выработала свою уникальную стратегию, но и имплементировала ее и даже получила положительные результаты, является Португалия.

Из общества, где на наркотиках плотно сидел каждый сотый, она стала чуть ли не самой здоровой нацией в этом вопросе.

Опыт Португалии может быть не только увлекательным чтением, но и наглядным уроком — порой парадоксальные решения могут обернуться настоящим триумфом.

Изначально Португалия оказалась совершенно не готова к наркотикам. Около 40 лет политики изоляционизма Антониу ди Салазара сделали свое дело — страна была закрытой от мира и жила в своей тоталитарной экосистеме.

1974 год оказался настоящим шоком для всех португальцев — когда на них свалилась свобода вследствие стремительного военного переворота, они и представить себе не могли, что с ней делать.

Эти люди пропустили этап планомерного развития, на них все упало скопом — в том числе и культура 60-х с ее буйным развитием культуры (от музыкальной до наркотической). К тому же на родину вернулись миллионы эмигрантов, которые уже знали, что такое «вещества» и с чем их едят.

Достаточно быстро Лиссабон стал не просто столицей Португалии, но и главным городом страны с точки зрения наркотиков — именно сюда начали стекаться различные торговцы и их товары — от южноамериканских марихуаны и кокаина до ближневосточного героина. Португалия оказалась не готова к наркотикам.

К концу 1990-х 100 тыс. португальцев (это аж 1% всего населения страны) были наркозависимыми. Многие из них умирали не только от передозировок, но и из-за болезней, сопряженных с внутривенным употреблением наркотиков. В 2000-х пошел значительный рост заражений СПИДом — Португалия вышла на первое место в Европе по количеству заболевших людей. Среди наркозависимых регистрировалось около 1000 новых случаев ВИЧ в год — и это только официально.

Новый путь Португалии

После нескольких десятилетий безуспешной насильственной борьбы и невозможности выбора правильной стратегии, в конце 90-х — начале 2000-х власти решили, что стандартная «война с наркотиками» не работает.

Одним из главных идеологов обновления подхода к проблеме стал 45-летний Жоау Гуляу. Он стал творцом так называемой «Новой Конституции» — около года эксперты ездили по миру и перенимали опыт других стран, после чего выработали стратегию по работе с зависимостями. В 2001 году она начала действовать.

Жоау Гуляу (Фото: Westminster House Society / Facebook)
Жоау Гуляу / Фото: Westminster House Society / Facebook

Главной рекомендацией новой комиссии была декриминализация всех наркотиков. Вместо деления на «тяжелые» и «легкие» наркотики, появились определения «здорового» и «нездорового» отношения с веществами. Важно также было изменить подход к работе с наркозависимыми — вместо того, чтобы относиться к ним, как к криминальным элементам, их рассматривали как больных людей, которым нужно помочь. Наказание заменили на профилактику и поддержку.

Португальцы небезосновательно решили, что лечить людей дешевле, чем держать их в тюрьме. В итоге 90% средств, которые раньше уходили на суды, следствия и содержание человека за решеткой, идут на реабилитацию больных, создание различных программ помощи и рабочих мест.

Здесь также важно уточнить, чем декриминализация отличается от легализации. Первое — это переквалификация нарушения из криминального в административное. Второе — полная отмена какой-либо ответственности за нарушение — де-юре, никакого нарушения в принципе не существует.

В Португалии фактически запрещено продавать наркотики, но покупать их для личного использования может каждый. У каждого наркотика есть 10-дневная норма, которую по закону может иметь при себе человек. Например, если у португальца в кармане обнаружится один грамм экстази или амфетамина, то его просто отпустят. Для кокаина пороговым количеством является два грамма, а для каннабиса — 25 граммов.

На музыкальных фестивалях, где обычно много наркотиков, есть специальные работники, к которым может обратиться любой желающий, чтобы те проверили его вещества. Так человек будет знать, что принимает не низкокачественный заменитель, который намного более опасен для здоровья, а также получает инструкции о том, как и сколько он может принять без последствий.

В Португалии на музыкальных фестивалях можно протестировать чистоту наркотиков (Фото: Tomek Baginski / Unsplash)
В Португалии на музыкальных фестивалях можно протестировать чистоту наркотиков / Фото: Tomek Baginski / Unsplash

В аптеках любой человек может бесплатно отдать использованные шприцы — взамен он получит комплект новых, вату со спиртом, презерватив и брошюру о реабилитации.

«Декриминализация восстанавливает в наркопотребителях утраченное доверие к государственным услугам в целом. Если среда остается криминализованной, люди стараются избегать общения с государственными служащими — они боятся, что их сдадут в полицию», — рассказывает Гуляу.

Последовавшие за этими решениями (которые многие консервативные политики активно критиковали, призывая вернуться к «войне с наркотиками») результаты не были бы возможны без огромного культурного сдвига и изменения отношения страны к наркотикам и наркозависимости.

Результаты после изменений

В первый год потребление наркотиков действительно выросло. Но уже через 10 лет все говорило само за себя — уровень смертности, вызванной наркотиками (например, передозировкой) упал до 30 человек в год — а это в четыре раза ниже, чем среднее количество случаев в Европе. Количество заражений ВИЧ среди наркозависимых также снизилось — с 1016 в 2001 году до 56 в 2012-м. А общее количество зависимых от героина уменьшилось в четыре раза — со 100 до 25 тыс. за 15 лет. Упал даже уровень преступности — практически в 2,5 раза — в том числе уменьшилось количество преступлений, связанных с наркотиками. До нашего времени эти цифры сохраняются примерно на том же уровне.

Statista / TheLancet, drugpolice.org, EMCDDA, VHPA
Фото: Statista / TheLancet, drugpolice.org, EMCDDA, VHPA

«Декриминализация сама по себе была бы бесполезна. Вместе с ней нужно иметь систему здравоохранения, готовую справляться с проблемами, вызванными наркотиками. Нужно предлагать легкодоступное лечение, без всяких очередей, без принуждения и оплаты для всех, кто в нем нуждается. И мы сделали это до декриминализации», — уточняет Гуляу.

В настоящее время никто из политиков даже не пытается вспоминать о «войне с наркотиками» — в том числе и тогдашние противники политики декриминализации.

Как же работает система?

Алгоритм действий достаточно прост — полицейский, увидевший человека с наркотиками (обычно тяжелыми — местные жители рассказывают, что марихуану можно спокойно курить, «если никому не мешаешь») отвозит его в специальный суд, который сразу же определяет, хранит ли он наркотики для личного использования или для продажи.

В первом случае задержанного обычно отпускают — и даже не изымают вещества. Во втором случае наступает криминальная ответственность.

Если же этого человека ловят еще несколько раз, его доставляют на осмотр к специальной комиссии по разубеждению, которые есть во всех 18 округах страны.

Там задержанного выслушивают, узнают его историю, после чего ему могут предложить (только предложить) реабилитационную программу, если видят, что задержанный имеет наркотическую зависимость. Также там могут наложить штраф — но это самая крайняя мера, к которой прибегают достаточно редко.

«Наша цель — не заставлять людей лечиться — они должны сами этого захотеть», — рассказывает работник одного из таких центров. «В лучшем случае они больше никогда здесь не появятся», — вторит ему Нуну Капаз, работник комиссии разубеждения в Лиссабоне.

К наркозависимым в Португалии относятся не как к криминальным элементам, а как к больным (Фото: Chris Corday / CBC)
К наркозависимым в Португалии относятся не как к криминальным элементам, а как к больным / Фото: Chris Corday / CBC

Во всей стране есть 40 государственных клиник, в которых бесплатно лечат около 4 тыс. больных. Весь процесс построен так, чтобы вызывать у человека чувство возможности вернуться в нормальную жизнь вместо того, чтобы тот чувствовал себя виноватым.

«Общество не воспринимает людей, связанных с криминалом. Здесь же нас принимают», — рассказывает один из лечащихся в заведении под названием Таипас.

Также есть различные программы, которые помогают встать на ноги излечившимся людям. Так они могут найти работу, жилье или выучиться какому-то ремеслу. В стране есть компании, которые берут на работу зависимых от наркотиков людей, и в течении полугода зарплату им платит государство. Таким образом, работодатель избегает рисков потерять деньги, а человек получает возможность вернуться в обычную жизнь.

Компания Dianova берет на работу людей с наркозависимостью (Фото: Chris Corday / CBC)
Компания Dianova берет на работу людей с наркозависимостью / Фото: Chris Corday / CBC

Чем заменяют вредные наркотики?

Одним из самых лучших помощников в борьбе с наркозависимостью является метадон. Если упростить, то это замена более опасного опиата на другой — вместо героина, который дарит кайф, но забирает за это здоровье, врачи подбирают необходимую дозу метадона. В таком случае человек может жить нормальной жизнью — работать, водить машину, учиться и заниматься своим хобби — и при этом не испытывать никакой ломки. В идеале человек постепенно уменьшает свою дозу и постепенно приходит к полному отказу от наркотиков.

«Метадон — это то, что помогает зависимому от опиатов оставаться в социуме, то есть, по сути, он является выражением всего, что было заложено в нашей стратегии, её главных задач — стремления интегрировать зависимых в общество и создать позитивную дискриминацию», — говорит Гуляу.

Термин он объясняет достаточно просто — любой обратившийся за помощью человек может рассчитывать на помощь — вплоть до поиска ему жилья и работы.

Это самый действенный, но не идеальный способ — кто-то успешно выходит из программы спустя несколько месяцев, а кто-то сидит на метадоне годами.

Один из самых популярных способов доставки метадона — фургоны. 6 дней в неделю машина ездит по заранее определенному маршруту и делает остановки в запланированных местах. Обычно на этих «остановках» выстраиваются очереди — люди получают свою дозу, чистые шприцы, а также питьевую воду, влажные салфетки, перчатки и даже небольшие аптечки.

Daily Record
Фото: Daily Record

«Это лучшее, что случалось с этой страной. Если бы я не приходил сюда, я бы вряд ли выжил», — рассказывает 53-летний Марио Оливейра. Две недели назад он начал уменьшать свою дозу метадона, и со временем он надеется полностью отказаться от опиоидов.

Почему не все пользуются португальским опытом

Если португальская система работает так хорошо — то почему же ее не берут на вооружение во всем мире?

Важно отметить, что Португалия стабилизировала опиоидный кризис — но об остаточной победе над наркотиками говорить пока сложно (да и возможно ли в принципе полностью искоренить это явление — вопрос риторический). В стране существенно снизилось количество людей с зависимостью, а также смертей из-за наркотиков, но Португалии, как и любому другому государству, все равно нужно бороться с долгосрочными проблемами.

Количество смертей от передозировки наркотиками. Данные за 2015 год (Фото: Washington Post)
Количество смертей от передозировки наркотиками. Данные за 2015 год / Фото: Washington Post

Самой сложной из них являются болезни — гепатит C, цирроз и рак печени являются самыми распространенными заболеваниями, связанными с наркотиками. То есть, Португалия преодолела лишь первый уровень проблем, а теперь ей предстоит бороться с остальными. Таким образом, португальцы показывают, что наркотики — это многослойный вопрос и решить его быстро не получится никак.

Местные эксперты также критикуют чиновников за бездействие — усилий одного Гуляу недостаточно, чтобы убедить тех работать в этом направлении. Большая часть госслужащих пытается выехать на достижениях тех, кто создал систему, при этом никак не развивая ее сейчас: новые программы и учреждения для лечения создаются все реже, а налоксон (средство от передозировки) все так же недоступен.

Для мира главным камнем преткновения является, конечно же, стигматизация этого вопроса в общественном восприятии — для многих людей даже вопрос легализации медицинского каннабиса является чем-то из ряда вон выходящим. Что уж говорить про людей с зависимостью — обычно их просто считают пропащими людьми.

Сейчас Гуляу ездит по всему миру и объясняет важность декриминализации, рассказывает про португальский опыт борьбы с наркозависимостью, размышляет над будущими вызовами и исследует проблемы в самых разных странах мира.

У Гуляу также не раз спрашивали — и даже требовали — о легализации марихуаны. Каждый раз специалист отвечал, что «время еще не пришло». Дело в том, что легализация одного вещества поставит под сомнение всю португальскую систему по снижению вреда от наркозависимости: по ее канонам наркотики не делятся на «тяжелые» и «легкие», а к любой зависимости — будь то героиновая или психологическая зависимость от каннабиса — должен быть одинаковый подход. По такой логике, легализация марихуаны должна немедленно привести к вопросам о полной легализации и по-настоящему страшных наркотиков — от героина до синтетических солей.

Несмотря на лояльную наркополитику, португальцы пока не легализировали каннабис на юридическом уровне. Но на практике за его использование людей редко наказывают (Фото: Shelby Ireland / Unsplash)
Несмотря на лояльную наркополитику, португальцы пока не легализировали каннабис на юридическом уровне. Но на практике за его использование людей редко наказывают / Фото: Shelby Ireland / Unsplash

Поэтому Гуляу советует португальцам не торопиться и следить за развитием ситуации в других странах — и отталкиваться уже от их примера.

«Сейчас в некоторых странах идут эксперименты по легализации и регулированию рынка таких веществ, как каннабис. Я бы хотел посмотреть на результаты этих экспериментов, прежде чем занимать какую-то позицию. Когда мы увидим данные о воздействии [легализации] на эти показатели — из Канады, Уругвая или некоторых штатов США, — мы будем более информированы, чтобы принимать подобные решения. Все эти эксперименты довольно беспрецедентны, особенно канадский, за которым в наибольшей степени следует следить», — говорит он.

Первой страной, легализовавшей марихуану, стал Уругвай. До других наркотиков чиновники пока не добирались, но таким образом государство смогло составить конкуренцию наркомафии на таком прибыльном рынке. Теперь каннабис — для любых целей — там можно купить в определенных аптеках, а выращивают его сертифицированные частные производители.

Проект Weediquette от издания VICE про Уругвай. В начале видео журналист Кришна Андаволу закуривает косяк, сидя рядом с президентом страны.

Первый большой прорыв произошел в 2016 году: Чили и Австралия легализовали выращивание и производство медицинской марихуаны. Тогда же в Британии пришли к выводу, что предыдущая государственная политика провалилась, и стране нужно брать пример с Португалии — к наркозависимости нужно подходить с медицинской точки зрения, а не криминальной.

За ними последовали некоторые штаты США; в Канаде представили план по легализации каннабиса в рекреационных целях; в Дании и Франции открыли заведения, где люди могли принять наркотики без боязни быть арестованными; в Южной Африке задумались о легализации медицинской марихуаны, а в Гане объявили о декриминализации наркотиков — но, по состоянию на июль 2019 года, из-за проблем в системе здравоохранения, коррупции, отсутствия адекватной поддержки программы и игнорирования очевидных проблем обновленная система до сих пор не принесла существенных результатов.

Второй волной прорыва стал 2020 год. Параллельно с выборами президента в некоторых штатах США проводили опрос о декриминализации хранения наркотиков. Теперь в Аризоне, Монтане, Нью-Джерси и Южной Дакоте можно хранить каннабис для личного использования, а в Миссисипи — для медицинского. Еще дальше пошли в штате Орегон — там декриминализировали хранение любых наркотиков, а также полностью легализировали галлюциногенные (т.н. «магические») грибы.

Власти Орегона разрешили использовать галлюциногенные грибы в качестве лекарства (Фото: Tania Malréchauffé / Unsplash)
Власти Орегона разрешили использовать галлюциногенные грибы в качестве лекарства / Фото: Tania Malréchauffé / Unsplash

Теперь они считаются медицинским продуктом, который легально могут принимать люди старше 21 года, страдающие депрессией, ПТСР и разной формой зависимости. Купить их можно будет только в специализированных точках продажи.

Чуть позднее на такой шаг пошли и в Канаде — по всей стране также полностью легализовали использование галлюциногенных грибов в медицинских целях. Канадские чиновники, кстати, активно следили и исследовали опыт Португалии — и, кажется, к такому подходу приходит весь мир.

Постепенно в мире появляется и укореняется мысль, что наркотики — это проблема здравоохранения, а не уголовного права. Безусловно, есть люди, которые принимают наркотики и ничего делать с этим не хотят. И никогда не захотят. Но это не говорит о том, что людям, которые нуждаются в помощи, нужно в ней отказывать просто потому, что так принято. В конце концов, от алкогольной зависимости по всему миру людей именно лечат, а не сажают их в тюрьму за бутылку пива.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Делитесь материалом




Радіо НВ
X