Давайте обмозгуем. Мозг и правда стареет вместе с нами? Это можно остановить? Мы спросили ученых

23 января 2020, 14:19
Цей матеріал також доступний українською

Мозг — главный и наиболее загадочный орган всего человеческого организма. Журналистка Радио НВ Ирина Лопатина спрашивала ученых об особенностях его работы и старения.

Google Podcasts, Apple Podacsts.

«Мозг — это машина, которая может учиться и приспосабливаться. Каждый из нас — машина сознания, а сознание — это элемент адаптации, свойство адаптироваться к окружающей среде», — рассказывает нейрофизиолог, директор Института физиологии имени Александра Богомольца Олег Кришталь. Ученый не может удержаться от слова «чудо», если речь идет о структуре и принципах работы этого человеческого органа.

Видео дня

Мозг состоит из 100 миллиардов нервных клеток — нейронов, с помощью которых хранится и передается информация через различные электрические и химические сигналы. Данные об окружающем мире и о самом человеке записаны в связях между нервными клетками. Единицей такой связи и контакта между нейронами головного мозга являются синапсы, количество которых оценивается в 100 триллионов, рассказывает ученый.

— Родился ребенок, он девять месяцев пробыл в утробе матери и за это время прошел весь период эволюции позвоночных: еще за три месяца до рождения был с хвостом — вышел из мамы, открыл глаза и закричал. С момента, когда открываются глаза, начинают слышать уши и включается наша тактильная чувствительность, мир начинает входить в наш мозг. Мир вписывает себя в этот мозг (причем навсегда, пока мозг будет существовать). Каждый следующий ребенок, открывающий глаза и видящий мир, он видит его таким, каким его представили прошлые поколения людей. То есть он видит мир, который находится на определенной ступени развития культуры — мозг, собственно говоря, становится вместилищем мира, принадлежащего каждому человеку.

С возрастом синаптические связи меняются: или укрепляются, или наоборот — ослабевают. Четко назвать возраст, когда человеческий мозг начинает стареть, невозможно. Нейрофизиолог Олег Кришталь уточняет — все это относительно и зависит от генома человека, то есть совокупности генетической информации, закодированной в ДНК. Например, существуют болезни, из-за которых дети уже на втором десятке их жизни превращаются в стариков.

Можно сказать, что полное биологическое созревание мозга происходит примерно в возрасте 30 лет. Уже позже, во время его старения, происходит немало изменений — в частности, ослабевают нейроны и связи между ними. Параллельно с деградацией мозговой ткани ухудшается способность мозга вести умственную деятельность и отправлять сигналы к другим участкам тела.

Robina Weermeijer via Unsplash
Фото: Robina Weermeijer via Unsplash

Из-за старения мозг уменьшается в весе, и это один из немногих параметров, который можно измерить, говорит Олег Кришталь. По разным подсчетам, когда человеку исполняется 80 лет, его мозг становится легче в среднем на 15%. Полностью остановить его старение невозможно, подчеркивает ученый.

— Следует иметь в виду, что есть нормальное и ненормальное старение. Нормальное старение — это гармоничный процесс: человек быстро думает, быстро движется, у него стремительные реакции. Представим старого человека, у которого процессы решения стали медленнее, а реакции остались быстрыми — такой человек может причинить себе вред. Поэтому это должно происходить гармонично.

Патофизиолог Виктор Досенко напоминает, что мозг — это ткань человеческого организма, которая, впрочем, стареет значительно медленнее других. Ученый даже шутит, что таким образом природа сохранила возможность для человека внимательно рассматривать деградацию других тканей. Но по определенным представлениям, именно мозг запускает процессы старения всех других тканей организма.

В частности, существуют так называемые нейроэндокринные теории старения. В головном мозге есть нейроны и эндокринные клетки; некоторые клетки могут совмещать обе функции, то есть одновременно быть и нейронами, и эндокринными клетками, выделяющими определенные вещества для слаженной работы организма.

В одном из участков головного мозга — гипоталамусе — имеется всего две тысячи продуцирующих нейронов, которые производят специальный нейропептид орексин. Именно он регулирует энергетический обмен всего организма. С возрастом в гипоталамусе этих клеток становится меньше, а соответственно, и меньше орексина, в результате чего нарушается обмен веществ и запускается процесс старения, говорит Виктор Досенко.

— Орексин принимает питательные вещества, которые поступают к головному мозгу, к такой же ткани, как и все остальные. К мозгу, как и ко всем тканям, поступает глюкоза — каждый ее приход считывается <...> и вносится в определенную «бухгалтерскую книгу» клетки. Впоследствии из-за нехватки орексина она просто перестает реагировать на очередное поступление глюкозы — и умирает. Логика в этом есть: эволюция заложила в нас механизм ограниченного потребления питательных веществ. Потому что, потребляя каждый раз эти вещества, мы рискуем нарушить свой генетический аппарат он для нас самый святой). На это и направлены все механизмы старения — вовремя вывести из строя тот организм, генетический аппарат которого, возможно, нарушен.

По словам патофизиолога, ученые уже нашли так называемые «состаренные клетки» во всех органах и системах организма, накопление которых является универсальным явлением. Чего мы ожидаем от состаренной клетки? Наверное, что она погибнет. Но здесь мы ошибаемся — отмирать они не собираются и к тому же заставляют другие клетки нарушать их метаболизм, стареть и умирать.

Natasha Connell via Unsplash
Фото: Natasha Connell via Unsplash

— В наших тканях с возрастом образуются состаренные клетки. Чем больше таких клеток, например, в головном мозге, тем больше ускоряется старение. Их можно четко выявить, у них есть маркеры, их можно «покрасить». Здесь ученые готовы прийти на помощь — они изобрели сенолитичные препараты (от senos — старый), убивающие именно эти состаренные специфические клетки («нормальные» они не трогают). Вследствие этого прекращается негативный паттерн в организме. Таких клеток больше всего именно при нейродегенеративных заболеваниях мозга: болезни Паркинсона, Альцгеймера и пр. Их пытаются лечить с помощью уничтожения таких клеток.

Возможно, притормозить старение головного мозга поможет использование всей его потенциала, а не 10%, о которых так много любят говорить на различных тренингах? Однако утверждение об этих 10 пресловутых процентах является мифом. Ведущий научный сотрудник Института физиологии имени Александра Богомольца Дмитрий Исаев отмечает, что мы используем весь потенциал нашего мозга.

Вообще-то, наши умственные способности — это небольшая часть того, что вырабатывает мозг. Например, когда мы идем по улице, то даже не замечаем, что они также работают, — а им необходимо поддерживать положение нашего тела, координировать движение конечностей и корпуса, говорит Исаев. Во время наших повседневных действий активируются различные участки мозга, хорошо видно, в частности, во время опытов с использованием МРТ-сканеров.

— Мозг работает весь, поэтому мы не можем повысить интеллектуальные функции без уменьшения других, физиологических. Можно [сделать это] фармакологически, употреблять стимулянты или кофе. <...> Мы используем наш мозг полностью, но как мы это делаем — уже другое дело. Чтобы повышать его потенциал, нужно учиться всю жизнь и осваивать разные навыки. Магических таблеток или слов пока нет.

На самом деле, с точки зрения затрат энергии, нашему телу и головному мозгу более выгодно не напрягаться, ведь умственная деятельность очень энергозатратная. Поэтому вашему мозгу, например, более по силам смотреть телевизор и сериалы, чем читать книги, тем самым напрягая воображение и память для запоминания сюжета и героев. Однако, если мы будем потакать ему, то связи между нейронами начнут ослабевать и отмирать. При стереотипном поведении происходит ускоренная нейродегенерации, и мозг будет «выключаться», ведь мы не станем получать адекватных вызовов, предостерегает патофизиолог Виктор Досенко.

Bret Kavanaugh on Unsplash
Фото: Bret Kavanaugh on Unsplash

— Эти вызовы — активность наших нейронов. Их там 100 миллиардов, и они должны включаться в процесс. А когда вы используете только рефлексы («оделась», «вышла» и «пришла в магазин»), вместе со стереотипным действием включается минимальное количество нейронов. Чем больше разнообразия в работе мозга, тем большее количество нейронов работает. А когда работают много нейронов, выделяются вещества, которые не позволяют им погибнуть или «покончить с собой». Этот процесс называется апоптоз: нейрон это понимает очень просто — если его не используют, не включают в электрическую систему, то «значит, я никому не нужен, тогда я возьму и умру с горя».

Именно поэтому следует тренировать ум и не находить легких задач. Этому могут помочь скороговорки, изучение иностранных языков (или даже языка жестов), путешествия неизвестными местами (хотя бы региона, где вы проживаете) и использование новых маршрутов в вашей обычной жизни.

Что касается переживаний об информационной лавине, постоянно наваливающейся на современного человека, патофизиолог Виктор Досенко просит этим не заниматься: по его словам, мы преувеличиваем влияние избытка информации и возможность от этого пострадать. Он просто «выключает» нашу нервную систему, словно проговаривая «не понимаю и не хочу понимать», или вы просто начинаете заниматься другой деятельностью. Однако нужно быть осторожными с детьми: некоторые родители, желая воспитать гения и победителя всех олимпиад, с детства перегружают своего ребенка интеллектуальной информацией. Патофизиолог напоминает, что кроме когнитивной функции мозга, которая обрабатывает информацию, есть еще конативная и эмоциональная:

— Когда мы используем только одну из сфер деятельности нашей центральной нервной системы, можем получить проблемы прежде всего на этапе формирования мозга: мы или теряем желание что-либо делать или реализовывать, теряем мотивацию. Это то, что относится к конативной части нервной системы, и мы теряем эмоциональное насыщение этого. Мы работаем словно биороботы, и нам действительно ничего не нравится, не приносит никакого удовольствия. В таком состоянии человек теряет желание прогрессировать, что-либо делать, действовать в том или ином направлении. Это, кстати, происходит и при старении. По моей гипотезе, первыми теряются именно конативная и эмоциональная сферы мозга, а потом, уже вторично, теряются такие когнитивные свойства, как способность анализировать и запоминать информацию.

Что касается эффективных способов сохранять свою умственную активность до глубокой старости — волшебных рецептов не существует, но в этом, кроме мозговых тренировок, могут помочь физическая активность и хороший секс.

Правовая информация. Эта статья содержит общие сведения справочного характера и не должна рассматриваться в качестве альтернативы рекомендациям врача. НВ не несет ответственности за любой диагноз, поставленный читателем на основе материалов сайта. НВ также не несет ответственности за содержание других интернет-ресурсов, ссылки на которые присутствуют в этой статье. Если вас беспокоит состояние вашего здоровья, обратитесь к врачу.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Здоровье
Главные новости о здоровье, фитнесе и питании
Каждую субботу

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X